Однодневные автобусные экскурсии

"Дачные сезоны в Архангельском"

Архангельское

Потратив огромную сумму на устроение Архангельского, князь Н.Б. Юсупов добился своей цели: о его великолепной усадьбе знала вся Россия, и каждый мечтал попасть в число ее гостей.
Продолжительность: 7 часов
Время в пути: 1 час

Экскурсионная программа:

09:30 Отправление автобуса от м. Тургеневская. Путевая информация.
Авторская экскурсия музейного гида «Дачные сезоны в Архангельском»: прогулка по усадьбе с осмотром излюбленных мест отдыха последних владельцев и их высокопоставленных гостей (членов императорской фамилии, выдающихся деятелей культуры рубежа XIX-XX вв.): парадный двор, парадные залы дворца, Верхняя терраса, французский сад, Пушкинская аллея, храм Архангела Михаила.
Экскурсия «Секреты старого мастера» с посещением Театра Гонзага.
Свободное время.
16:30 Прибытие в Москву. Высадка туристов у ближайшей станции метро по пути следования.

В стоимость экскурсии входит: проезд на туристическом автобусе, экскурсионная программа (включая билеты в музей), сопровождение гидом (путевая информация).

Фирма оставляет за собой право изменять порядок посещения экскурсионных объектов.

Транспортное обслуживание по программе: автобус туристического класса. При группе менее 24 человек предоставляется микроавтобус туристического класса (номера мест в этом случае не сохраняются).

И к ним издалека то воин, то оратор,
То консул молодой, то сумрачный диктатор
Являлись день-другой роскошно отдохнуть,
Вздохнуть о пристани и вновь пуститься в путь.
(А.С. Пушкин, «К вельможе»)

          Складывание архитектурно-паркового ансамбля Архангельского было завершено к 1830 году. «Великолепная деревня, в которой собрано все, что может придать очарование досугам вельможи», так оценили его современники. Спустя год восьмидесятилетний князь Юсупов умер. Его наследники уделяли усадьбе значительно меньше внимания и даже вывезли отсюда часть коллекции. Но дачные сезоны в Архангельском стали популярными именно с 1830-х годов, когда новый хозяин – князь Борис Николаевич Юсупов – стал сдавать гостям домики для отдыха в хозяйственной части усадьбы, жилые комнаты в оранжерейных флигелях, зимнем павильоне «Каприз». Дачником Архангельского можно даже назвать прусского посланника Отто фон Бисмарка, бывшего в середине XIX века в России, который с детства был дружен с княгиней Татьяной Александровной Юсуповой (урождённой Рибопьер), супругой Николая Борисовича Юсупова-младшего. Целую неделю в июне 1859 года он жил в одном из оранжерейных флигелей над Москвой-рекой. Среди известных дачников можно перечислить А.И. Герцена и Н.П. Огарева, историка Т.Н. Грановского, литератора И.И. Панаева и др. И всем им накрывали обеденный или десертный стол во дворце. Гости также могли рассчитывать на знакомство с расположенными в парадных залах первого этажа дворца художественными коллекциями Юсуповых либо в компании владельцев, если они были в усадьбе, либо «под водительством» смотрителя дворца.


          К активной светской жизни усадьба пробудилась в 90-х годах XIX века, когда владельцами её стала семья дочери Николая Борисовича Юсупова-младшего княгини 3инаиды Николаевны Юсуповой, в замужестве графини Сумароковой-Эльстон. В роскошном имении довольно часто стали бывать члены императорской семьи и их гости, а также художники - К.А. Коровин, А.Н. Бенуа, К.Е. Маковский, В.А. Серов.
          Зимой Юсуповы, как и многие другие богатые и знатные семейства, жили в Петербурге, а лето часто проводили в своей знаменитой подмосковной. «Летом мы уезжали в Архангельское, – свидетельствует Павел Феликсович Сумароков-Эльстон. – Нас сопровождали многочисленные гости, и многие из них оставались на весь сезон». Архангельское вновь наполнялось жизненной силой: запах роз поднимался с террас и окружал дом, Овальный зал распахивал свои двери в парк, и гости приходили в восхищение от открывающейся перспективы – террасы и длинный газон, обрамленный статуями, тянулись к горизонту и терялись в синей тени леса.
          Дни проходили в прогулках, пикниках и чаепитиях за накрытым прямо в саду под липами столом. Играли и в вошедшие в моду теннис и крокет. Мужчины – в белых фланелевых рубашках, дамы – в узких пикейных юбках и легких блузках. Вечерами слушали пение цыган, ставили любительские спектакли.


        «Возвращаясь однажды с прогулки и поднимаясь по лестнице последней террасы, я остановился наверху, чтобы оглядеть огромный парк с его статуями и аллеями и великолепный дом, давший приют бесценным богатствам, – вспоминал Феликс Юсупов. – Я думал, что однажды все это будет принадлежать мне и что это лишь частичка богатства, которое должно перейти ко мне. Мысль стать однажды одним из богатейших людей России опьянила меня».
        Однако судьба распорядилась иначе. И в эмиграции представителю одного из самых богатых российских родов пришлось зарабатывать себе на жизнь.

        Княгиня Зинаида Николаевна и ее супруг ещё в 1900 году составили завещание, согласно которому: «…в случае внезапного прекращения рода…все наше движимое имущество, состоящее в коллекциях предметов изящных искусств, редкостей и драгоценностей, собранных нашими предками и нами…завещаем в собственность Государства в видах сохранения сих коллекций в пределах Империи для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества…». Дальнейший ход истории реализовал это желание владельцев.


          О собственном театре вельможа Екатерины II князь Н.Б. Юсупов мечтал давно. Еще в молодости, в бытность свою дипломатом, он познакомился с венецианским сценографом Пьетро ди Готтардо Гонзагой и вдохновился его идеями воплощения сценических декораций, которые в Ла Скала, римской, пармской и венецианской операх изумляли не только живописностью, но и редким эффектом присутствия и бесконечной перспективы на сцене. По отзывам знатоков, декорации кисти Гонзаги заставляли публику забывать о самом спектакле. Задолго до покупки Архангельского князь пригласил мастера в Россию, и тот после недолгого раздумья приехал-таки в «варварскую страну», где, к своему удивлению, обнаружил общество, разделяющее его новаторские взгляды. Широкое поле для приложения своих способностей мастер нашел не только в Санкт-Петербурге, Павловске, но и в Архангельском. Здание усадебного театра решено было расположить в западной части парка. Его проект князь доверил Гонзаге. Мастер также написал для театра Юсупова 10 комплектов декораций и занавес.
          К сожалению, до нашего времени сохранились 4 комплекта и занавес. В настоящее время на сцене находится копии декорации «Ночь» и занавеса. Подлинные произведения размещены на хранение в небольшом депозитарии и ожидают реставрации.

^ Вверх